ЧЕРНЫЙ И СИНИЙ З

Абстракция
В его картинах формы и образы трансформируются, переходят в цветовые пятна, плоскости, становятся эхом узнаваемых сюжетов. Они видоизменяются, сохраняя в себе память того, что обозначали – события. Это узнавание работает на уровне восприятия. «Художник будто порывает со «стоянием на земле» и как наблюдатель дематериализуется...»[1], фиксируя пространство остановки. Денис Синявский ведет сложный внутренний монолог, где картина превращается в метку самоистолкования, в попытку поступательного освоения реальности. Его своеобразная манера есть то, что живет в нем – собственное отношение к миру.
Мир, поглощаемый тотальным информационным полем, в котором все есть информация и бесконечный обмен, является, в некотором смысле, данностью современности. Художник, существуя в этом потоке, стремится замедлить его. Он предлагает режим восприятия, который оформляется особой моделью конституирования предмета или образа. Он развивает такой способ видения и понимания этого мира, где на первый план выходит воображение. Здесь нет необходимости ждать тот самый «час прочитываемости» (Вальтер Беньямин) либо насыщать/наполнять взгляд. Иными словами, мы не совершаем акт созерцания картины, мы ее воспринимаем. И природная материя становится тем необходимым неотделимым компонентом, который формирует произведение, его магическую составляющую. Символически, живопись возвращается в свое историческое природное: сама вещественная ось картины воссоздает ее как субъект окружающего мира. Так, искусство мыслится не только опытом человеческой жизни, но и других форм органических существ.
Мы наблюдаем взгляд, направленный на нас, находимся под этим взглядом. Мы видим изображения океана, как если бы все его существо смотрело бы на нас. Художник отображает саму материю взгляда, он захватывает зрителя, делает частью произведения – соединяет человеческое и природное. Наблюдатель становится поэтом, выходя в пространство «абсолютной фантазии», оказывается балансирующим на границе живописного. Этот язык продолжает свое воздействие после окончания непосредственного общения/диалога, побуждает заново учиться видеть мир, мыслить его.
«Созерцание мира сменилось проникновением в него», человек достиг «совершенства абстракции современного мышления»: писал Франц Марк в своих афоризмах. Мир, законы, явления и их сущность стали непредставимы. Отсюда стремление искусства сделать «видимым постигнутое тайно» и именно диалог с природой все еще «является непременным условием творчества» (Пауль Клее). Художник Денис Синявский в своих работах исследует «формообразующие силы»: мир символов, объекты внешнего хорошо знакомого мира, которые опосредованно говорят о глубине непознанного. Это истории реальной жизни и заключенного в ней мистического неизвестного. Разворачивая свои поиски, автор делает живописное полотно и конечной целью и свидетельством этого пути, с его перерывами и остановками.
Сегодня только в поле искусства возможна пауза. Только художник способен перемещать фрагменты прошлого в настоящее, а объекты настоящего в будущее.Здесь еще осталось место для замедления и молчаливого непокоя – одновременно платонова пещера и пещера откровения – где возможно иллюзорное обретение истины. Этот бесценный опыт молчания, в котором существует только «вдох» и «выдох» - «дуновение ради ничего»
Click to order
Ваш заказ
Total: 
Отправьте заявку с выбранными предметами искусства, чтобы познакомиться с ними вживую и приобрести. Специалист галереи свяжется с вами в течение часа и предложит удобное для вас время просмотра работ.
Представьтесь, пожалуйста
Ваш номер телефона